Постановление Президиума Воронежского облсуда от 17.12.2001 N 44г1226 "ПРИ рассмотрении дел о ДТП СУД ОБЯЗАН ПРОВЕРИТЬ ПРАВИЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ Административного ОРГАНА ИЛИ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА, НАЛАГАЮЩЕГО ВЗЫСКАНИЕ"

Архив



ПРЕЗИДИУМ ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА



Постановление

от 17 декабря 2001 года по делу N 44г1226



(Извлечение)



26 мая 2000 года в 17 часов 30 минут на автодороге в с. Гремячье Хохольского района произошло столкновение автомобиля марки "Фольксваген - Венто", которым управлял водитель М.М.Д. с автомобилем марки "ВАЗ - 2106", которым управлял водитель Б.А.П.

Постановлением начальника ГИБДД Нововоронежского ГОВД от 14 июля 2000 года М. был подвергнут штрафу в размере 500 рублей за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение материального ущерба, т. е. по ст. 118 ч. 1 КоАП РФ.

М. обратился в суд с жалобой на это постановление, ссылаясь на то, что в ДТП виновен не он, а другой водитель.

Решением Нововоронежского городского суда от 25 апреля 2001 года в удовлетворении требований М. было отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В протесте ставится вопрос об отмене решения в связи с нарушением норм процесса.

Президиум областного суда находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

В обосновании своей жалобы М. ссылался на то, что маневр обгона совершил правильно, т. к. в месте столкновения автомобилей действие знаков "Обгон запрещен" и "Ограничение скорости до 40 км/час", установленных при въезде в село Гремячье, уже закончилось.

Отказывая в удовлетворении жалобы М., суд указал на то, что М. не представил суду доказательств наличия или отсутствия пересечений и перекрестков на участке дороги, где произошло ДТП.

С таким выводом нельзя согласиться.

В соответствии со ст. 238 ГПК РСФСР при рассмотрении данной категории дел суд обязан проверить правильность действий административного органа или должностного лица.

В судебном заседании представитель ГИБДД Б.Р.А. пояснил, что он участвовал в составлении схемы ДТП, и если бы действие знаков распространялось на участок дороги, где произошла авария, знаки были бы отражены в этой схеме.

То обстоятельство, что данные знаки в схеме ДТП не указаны, всеми участниками процесса признавалось.

Более того, именно это обстоятельство эксперт П.Р.И. положил в основу своего заключения от 15 февраля 2001 года об отсутствии вины М. в ДТП.

В связи с этим представитель ГИБДД, а не М. должен был представить доказательства того, что действие знаков распространялось на тот участок дороги, где произошло ДТП.

Такие доказательства в материалах дела отсутствуют.

Заключение эксперта от 5 февраля 2001 года таким доказательством признать нельзя, т. к. свой вывод о нарушении М. Правил дорожного движения эксперт сделал под условием, что действие знаков распространялось на указанное место дороги.

Суд пришел к выводу о том, что М. нарушил еще и п. п. 11.1 Правил дорожного движения, т. к. начиная маневр обгона, он, по мнению суда, не убедился в его безопасности и не проверил: свободна ли полоса движения, необходимая для этого.

В подтверждение такого вывода суд сослался на объяснения А.В.И., имеющиеся в административном материале.

Однако сам административный материал в деле отсутствует, результаты его осмотра в протоколе судебного заседания не отражены, а объяснения А. в решении суда изложены таким образом, что из них нельзя сделать вывод о том, что Б., а не М. первым начал маневр поворота налево.

М. в судебном заседании утверждал, что именно он первым начал маневр, когда полоса движения была еще свободна. Каких либо доказательств, опровергающих это утверждение в материалах дела нет.









Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости


Рейтинг@Mail.ru